Кому и как могут помешать санкции ЕС против брендов и патентов из России

В конце июня ЕС ввел запрет на прием заявок и регистрацию прав на интеллектуальную собственность от россиян. РБК разбирался, какие негативные последствия могут быть в моменте и в будущем

347194927663817.png

24 июня Евросоюз принял 14-й пакет санкций против России из-за военных действий на Украине. Среди прочего он содержит положения, требующие от европейских ведомств по защите интеллектуальной собственности и национальных патентных ведомств стран — членов ЕС прекратить прием заявок на регистрацию новых объектов интеллектуальной собственности (патентов, товарных знаков, промышленных образцов, полезных моделей, географических указаний) от российских физических и юридических лиц.

Речь в санкционном регламенте идет о том, что компетентные ведомства не должны будут принимать такие заявки. Но если она уже подана, формальное решение об отказе выноситься не будет. Позднее вышло уточнение, что россияне по-прежнему могут использовать свои новые товарные знаки и технологии в ЕС, но они не будут защищены от использования местными компаниями. При этом существующие зарегистрированные права интеллектуальной собственности не будут аннулированы.

Что говорят юристы

По мнению опрошенных РБК юристов, среди «пострадавших» от новых санкций могут оказаться те россияне и отечественные компании, которые ранее подали заявки на регистрацию интеллектуальной собственности в ЕС, но еще не получили решение по ним, а также те, кто только собирается подать. «Если буквально толковать положение [статьи 5s], то речь, скорее всего, идет о незарегистрированных на данный момент правах на интеллектуальную собственность. Представляется, что, если права уже зарегистрированы, но требуется подача заявления на продление защиты, иные заявления в компетентные органы в отношении уже зарегистрированных прав на интеллектуальную собственность, то такие действия не должны охватываться ограничениями. Полагаю, по данному вопросу будут даны дальнейшие разъяснения Комиссии ЕС», — рассуждает основатель бельгийской юрфирмы YS Advisors, специалист по санкциям Юрий Шумилов. Он также отметил, что преамбула к 14-му пакету говорит о том, что патентные регистрирующие органы ЕС не должны выдавать отказы по таким заявкам, чтобы у заявителей была возможность подать снова, когда санкции будут отменены.По словам гендиректора компании «Онлайн Патент» Алины Акиншиной, ограничения касаются только новых заявок и тех, которые сейчас находятся в делопроизводстве. Исходя из информации, доступной в базе данных товарных знаков Всемирной организации интеллектуальной собственности (ВОИС, учреждение ООН), сейчас на рассмотрении находится минимум 201 международная заявка на регистрацию по мадридской системе (позволяет подать одну заявку для испрашивания правовой охраны сразу в ряде стран, указанных в ней), поданная от лица российских компаний-заявителей, отметила Акиншина.

Например, кондитерский холдинг «Красный Октябрь» в апреле 2023 года подал заявку на регистрацию в ЕС упаковки своих конфет «Киви», производитель напитков «Черноголовка» — бренда fun+ola. По мадридской системе ждут регистрации своих брендов производитель бумажной продукции «Сыктывкарский ЛПК», производитель одежды Lime и др.; торговых марок на отдельную продукцию — «Национальные алкогольные традиции» (регистрация водки Mount Water), компания БАМ (слабогазированных напитков Bambucha), ГК «Эфко» (растительное мясо «Хаймясо») и др.

«Мадридская процедура позволяет компании удобно подать одну заявку в Международное бюро ВОИС в Швейцарии, отметив условно «галочками» те страны, в которых она хотела бы зарегистрировать свой бренд, и заплатить одну пошлину в швейцарских франках, вместо того чтобы подавать множество заявок в локальные ведомства и платить пошлины в разных валютах. Далее ВОИС рассылает эту заявку в национальные ведомства. С учетом того что санкции запрещают органам ЕС принимать заявки, поданные от лица российских заявителей, скорее всего, регистрации на территории ЕС не смогут состояться, рассмотрение заявок, поданных по международной процедуре, в других странах будет проходить в обычном режиме», — считает Акиншина, оговариваясь, что как реально будут применяться санкции в отношении ранее поданных заявок, пока до конца не ясно.


При этом у ряда компаний в ближайшие годы истекает регистрация брендов в ЕС. Например, у одного из товарных знаков Natura Siberica она закончится в ЕС в октябре этого года, международная регистрация по мадридской системе — в сентябре 2025-го. Алина Акиншина объясняет, что для продления этих регистраций компании нужно будет оплатить пошлину (оплачивается раз в десять лет). Представитель Natura Siberica отказался от комментариев.

Поддержание в силе патентов на изобретения, полезные модели и промышленные образцы производится раз в год (в некоторых случаях раз в пять лет) также путем оплаты пошлины. Но для патентов, в отличие от товарных знаков, которые можно продлевать неограниченное количество раз, общий срок действия ограничен. Например, для изобретений он составляет 20 лет, после чего права перестают действовать, рассказала Акиншина.

Какими могут быть последствия

Алина Акиншина отмечает, что в любой отрасли и в саму разработку продукта, и в создание бренда инвестируются большие средства. «Но для FMCG (Fast-Moving Consumer Good — товары повседневного спроса. — РБК) и пищевой промышленности, как правило, более критична защита бренда, чем продукта как такового, который не обязательно связан с R&D компании и может быть просто товаром повседневного спроса (условно шоколад). Текущие ограничения могут в том числе привести к массовым регистрациям незащищенных в ЕС товарных знаков российских компаний патентными троллями и попыткам продажи этим компаниям прав на бренды при возвращении на европейский рынок», — рассуждает эксперт.

Для IT-компаний и производителей оборудования, по ее словам, обычно более важна защита прав на технические решения, изобретения. «После того как базовая заявка подана в России, у изобретателя есть ровно год на подачу заявок в других странах или до двух с половиной лет при использовании процедуры PCT (договор о патентной кооперации. — РБК). Если этот срок будет пропущен, защитить разработку в ЕС уже не получится и любые лица на этой территории смогут производить тот же продукт или реализовывать технологию без разрешения со стороны разработчика», — говорит Акиншина. Она также отметила, что объективная особенность IT-рынка заключается в том, что «практически невозможно разработать новую технологию или продукт, не использовав те или иные изобретения, принадлежащие другим игрокам рынка, именно поэтому на IТ-рынке заключается много сделок по лицензированию и продаже прав». «В долгосрочной перспективе санкции могут повлиять на уменьшение размера патентных портфелей российских IT-компаний на рынке ЕС, и компаниям придется тратить дополнительные средства на сокращение разрыва, в том числе путем приобретения патентных пулов в интересующих тематиках», — указала Акиншина.

В то же время она оговорилась, что теоретически российские изобретатели или владельцы брендов могут в текущих ограничениях подавать заявки на их регистрацию в ЕС от имени юрлиц, инкорпорированных не в России. «Большой вопрос, будут ли патентные ведомства ЕС исследовать цепочку владения для каждой компании-заявителя. Патентные ведомства — не банки, у них нет ни ресурсов, ни процедур, позволяющих проводить подобный анализ. Кроме того, принятые санкционные ограничения не требуют проведения такого анализа», — говорит глава «Онлайн Патента».

Представитель БАМ пояснил РБК, что они подавали заявку на регистрацию товарного знака Bambucha в странах ЕС и США по мадридскому протоколу еще осенью 2021 года и ожидали, что через положенные 18 месяцев, в апреле 2023 года, получат регистрацию. Это было необходимо для экспорта напитков в Европу и США. «У нас были заинтересованные покупатели в Прибалтике. Но после начала специальной военной операции эти покупатели отказались от сотрудничества. Да и сам процесс регистрации замедлился — со слов экспертов, с которыми мы пообщались, ВОИС приостановил регистрацию товарных знаков из России. Углубляться в вопрос мы не стали, поскольку экспорт продукции стал невозможен», — рассказал представитель. По его словам, в январе этого года компания подала жалобу в ВОИС, но ответ пока не получила. «Если регистрация так и не случится, то мы понесем убыток в размере уплаченных пошлин — это около 250 тыс. руб.», — дополнил он.

В «Национальных алкогольных традициях» заявили РБК, что «клиентоориентированы на российский рынок» и материальных последствий в отсутствии международной регистрации не видят. Риски возможны только в ущемлении авторских прав, добавили там.

Регистрация товарных знаков в ЕС, учитывая большое количество входящих в союз стран, важна для производителей — она дает возможность безопасного выхода продукции на рынки развитых европейских стран, говорит руководитель направления защиты интеллектуальной собственности ГК «Черноголовка» Татьяна Апаршина. Пока официальных разъяснений по дальнейшей работе с мадридской системой регистрации (при выборе российскими производителями стран ЕС) и национальными патентными ведомствами стран Евросоюза ни от ВОИС, ни от Роспатента не поступало, говорит Апаршина. «Насколько мы понимаем, на данный момент формально ограничения или запреты не касаются тех заявок, которые уже были поданы, и мы надеемся, что регистрации по ним будут проходить в обычном порядке», — отмечает эксперт. Вместе с тем Апаршина добавляет, что «Черноголовка» и ее партнеры уже сталкиваются с тем, что ведомства выносят необоснованные отказы, задерживают экспертизы и просто не реагируют на запросы.

Невозможность регистраций российскими заявителями товарных знаков в Европе дискриминирует наших граждан и компании, наносит ущерб развитию экономики в европейском регионе в целом, влечет удорожание продукции, считает Апаршина.

РБК направил запрос в «Красный Октябрь», «Сыктывкарский ЛПК» и Lime. В «Эфко» от комментариев отказались.

Анатолий Марков, директор юридического департамента «Купишуз» (эта компания зарегистрировала товарный знак Lamoda в некоторых странах ЕС), отметил, что эту регистрацию компания получила в 2015 году в связи необходимостью защиты «в странах, присутствие в которых отвечало интересам на тот момент», но «сейчас такой необходимости нет». По его словам, возможность защиты своих прав — «это рычаг, который позволяет бизнесу справляться с недобросовестными практиками на том или ином рынке». «Кроме того, не стоит забывать о том, что товарные знаки — это нематериальные активы, которые также занимают свою долю в бизнесе, что говорит об их стоимостной ценности», — отметил Марков. По его мнению, проблемы в связи с санкциями могут коснуться тех компаний, «которые продолжат наращивать свое влияние на территории ЕС».

Источник: graviton.ru

В конце июня ЕС ввел запрет на прием заявок и регистрацию прав на интеллектуальную собственность от россиян. 




04.07.2024

Возврат к списку

Получать полезные статьи, мероприятия, кейсы, акции

Наверх